После дождя (СИ), стр. 89

- Вы оглохли? Только что стража подняла цепь!

- Я заплачу!

- Все твои деньги не уберут грёбаную цепь!

- Но мне нужно…

- Очень жаль!

- Пожалуйста!- Мурмин остановился, чувствуя, как сердце замирает.

Каэрта стояла под дождём совсем жалкая. Плечи опущены. Мокрые волосы плотно облепили лицо. Длинный плащ мокро хлопает на ветру.

И лицо, полное горького разочарования.

Она смотрелась совсем маленькой на фоне толстого бородача в дублете.

- А тебе ещё чего надо, уважаемый?- недовольно проворчал бородач, поворачивая голову к Мурмину.

- Юстициар,- холодно ответил Мурмин, тыкая под нос мужчине амулетом. Тот нервно кивнул.- Почему вы не на корабле? Вы слышали приказ.

- Я уже собирался, но меня отвлекла эта ненормальная!

Каэрта пустыми глазами смотрела на Мурмина.

- Ладно. Идите на корабль. Я с ней разберусь,- дождавшись, пока моряк вперевалку поднимется по трапу, Мурмин вздохнул.- Какого демона, Каэрта?

- Я…- она потерянно глядела на него из- под слипшейся пряди.

- Ты,- буркнул он.- Накинь капюшон. Ты вся промокла.

- Опять ты!- кажется, до этого она его попросту не узнала. Теперь же на тоненьком личике, на этом пятне света в окружающей серости дождя, появилось гадливое узнавание.

- Я,- он спрятал амулет юстициара и уставился на неё.- Ты выбрала не лучшее время для прогулок. Отправляйся домой. В городе неспокойно.

- Я и без тебя разберусь, что мне делать,- сказала она безо всяких эмоций.

Мурмин скрежетнул зубами. Разумеется, одна и та же песня каждый раз.

- Да, ты вполне можешь. А теперь идём. Тебя доведут до дома.

- Я и сама…

- Каэрта,- он зло оборвал её.- Сколько можно?

- Сколько можно – что?- ненавидящий взгляд в этот раз не причинял боли. Только злил.

- Вот этого. Этого твоего призрения.

- Ты ещё спрашиваешь,- в её красивых глазах блеснули искры гнева. На самом- то деле, горько подумал Мурмин, никаких искр гнева не было. Просто всегда нравился этот оборот речи.

А так – чистое отвращение.

- Я видела тебя настоящего. Тогда.

- Я был пьян,- отрезал он.- И теперь я не пью. Я стал другим, если ты не заметила.

- Нидринги вроде тебя не меняются,- прошипела она, делая шаг ему на встречу. Сердце Мурмина подскочило к горлу и истошно забилось там.- Вас полно в этом городе! Я таких зашиваю каждый демонов день! Неуёмные амбиции и только одна возможность их удовлетворить,- он с силой ударила по арбалету.- Другого языка вы не понимаете!

Сердце нидринга забилось ещё быстрее. Но теперь – по- другому. Зло, разгоняя закипающую кровь ко всем членам.

- Другого языка не вы не понимаете?!- просипел он, глядя на неё исподлобья.- Благодаря мне рабочие получили возможность бороться без насилия! Благодаря в стражу стали набирать кого- то ещё, кроме людей! Я раскрыл дело, и раскрыл его не так, как делал это твой ненаглядный Баэльт – кулаком и воплем! А ты говоришь – «другого языка вы не понимаете!»- он уже ревел. Её растерянно- виноватое лицо укололо виной, и он разозлился ещё больше.- Я давно завязал с выпивкой! Демоны раздери, я пишу лучшие стихи в Веспреме, если верить снобам из Верхнего города! Но другого, мать его, языка я не понимаю?! И это после Баэльта?! Катись к демонам, Каэрта, просто катись к демонам!

Какое- то время она просто стояла, сжавшаяся и жалкая. Но если раньше Мурмину хотелось помочь ей, защитить от того, что заставляет быть такой – теперь ему хотелось довести это до абсолюта.

Демоны раздери, он изменился! Он начал новую жизнь, и начал её так, как многие не прожили всю в этом гадюшнике! А никто в итоге даже не придаёт этому значения!

- Нет, ты катись к демонам- прошипела она, нависая над ним.- Когда он…- он всхлипнула.- Когда он лежал без сознания у меня, к нему приходили все! Предлагали помощь, успокаивали! Три дня приходили люди! Даже те, кто его не знал лично! И лишь ты не пришёл! Только ты! Пришёл даже господин Фервен! Но не ты, страдалец!

- Я…

- Заткнись! Он очнулся перед… Перед…- она плакала, и слёзы на её щеках смешивались с каплями дождя. Мурмин сглотнул. Гнев в груди утих, оставляя лишь ужас. Боги, что он натворил? Зачем он начал этот разговор?

- Знаешь, что он сказал напоследок?! Он спросил: «Мурмин жив?»- ,хрипло продолжала Каэрта, гневно щуря глаза. Боги, она ведь истощена, понял Мурмин. Круги под глазами, острые черты лица, лихорадочный взгляд.- Он не спросил больше ничего! Ни обо мне, ни о Эвете! Только о тебе! А ты так и не пришёл! Даже когда мы сжигали… Сжигали…

Она зарыдала навзрыд и ринулась мимо Мурмина прочь.

А Нидринг стоял, глядя ей вслед и вжав голову в плечи.

Боги, зачем он это сделал? Он… Ей и так нелегко! А он повёл себя как…

Её худой силуэт расплывался в дожде.

Боги, может, оно и к лучшему? Наконец, закончится эта глупая одержимость ею? Может…

Но не такой же ценой! Она… Демоны!

Мурмин с глухим стоном обхватил голову руками. Боги!

Он сам не понял, как осел на доски пристани и закрыл глаза. Какое- то время вокруг не было ничего, кроме холода, воды и темноты. И плеск волн.

Боги. Как же пусто. Как же хорошо. Пусть так остаётся всегда…

Стук шагов по пристани продолжал преследовать Мурмина. Эхо уходящей надежды на счастье?

Нет, шаги приближаются. Что, неужели она возвращается?

Мурмин раскрыл глаза и вскочил, выглядывая из- за горы ящиков.

К нему шли четыре человека, кутаясь в плащи. О. Разумеется. Просто очередное разочарование.

Может быть, в этот раз – даже смертельное? Ну пожалуйста. Закончи весь этот абсурд жизни. Прошу.

- Господин Хорстон?- таким тоном обычно спрашивают, не виноват ли ты во всех бедах мира.

Ну, Мурмин точно виноват. Хотя бы в том, что он Мурмин. А это уже многого стоит.

- Кто спрашивает?- грубо бросил он, отступая на шаг и ложа руку на рукоять меча. Чего им надо? Переодетые люди- орлы? Недоброжелатели?

- Сержант Вельден. Господин Эрнест попросил нас сопровождать вас. И передал приказ,- огромная ладонь высунулась из- под плаща, протягивая конверт.

Тонкий прямоугольник бумаги дрожал от ударов дождя.

- Что слышно из Медного?- тихо спросил нидринг, взламывая печать. Вроде бы всё как надо. Подпись. Печать.

- Пока всё тихо. Они там вроде как засомневались или что- то вроде. Часть резко подумала, что не так уж им это и надо. Так что пока не понятно.

- Ага,- рассеянно кивнул Мурмин, бегая взглядом по строчкам. Неужели послушались? Неужели даже те полслова, что он успел сказать, нашли отклик?

Хотелось бы верить.

- Кто из вас Корде?

Один из пришедших вышел вперёд и продемонстрировал юстициарский медальон.

- Младший юстициар Корде.

- Принимай командование здесь. А вы трое – со мной,- Мурмин устало зашагал по пристани. Отсидеться всё же не выйдет.

Но, по крайней мере, сопровождать какого- то важного ублюдка – это всё ещё не быть в Медном, Когда всё начнётся.

А ведь всё скоро начнётся, не смотря ни на что. Он чувствовал это.

Глава 38

Вокруг гудела толпа. Она, толпа, всегда гудела…

Крики детишек, визги торговцев, лай собак, вопли возниц, смех девушек. Сегодня на Малой Квадратной площади было людно. Ничего нового – только стражи чуть больше обычного.

Шум счастливых людей, честно заработавших деньги и пришедших купить себе что- либо на них. Пришедших встретиться с кем- то. Стук сотен каблуков, шорох сотен одежд. Многоголосый крик толпы.

Простые рабочие и торговцы. Самые простые люди, сводящие концы с концами. Мурмин с лёгкой улыбкой смотрел на них. Его безумно радовал их вид – счастливый, чуть уставший.

В Старом квартале, в основном, жили те, кто был связан со старыми и уважаемыми цехами. В них положение рабочих было вполне терпимым.

В них не было ни нищеты, ни измывательства цехов над рабочими.

Но где- то там, в Медном, полным- полно таких, кто мечтает об этом. Тех, кому не повезло родиться именно там, а не здесь. Тем, кому не повезло вступить в тот цех, а не иной.