После дождя (СИ), стр. 56

- Да, один из них при прощании выдал странную фразу,- кажется, Купер поднялся. Баэль развернулся – медик навис над своими драгоценными аппаратами.- Что- то вроде того ,что новое можно построить, только уничтожив старое.

- Наверное, тяжело жить с такими убеждениями,- усмехнулся Баэльт, покачивая головой.

Его настроение улучшалось, когда он смотрел на промокающих и несчастных людей. Вода лилась на них с крыши тонкими струями, падала тысячами капель, омывала ноги бурным потоком. Высокие, тонкие дома нависали над толпой угрожающими громадами.

Это всё делало их несчастными, искупая долю их всеобщей вины.

Это всё делало Мрачноглаза довольным.

- Как думаешь, эти люди в масках – банда?

- Наверняка,- медик вернул свою холодную маску и вновь возился с реагентами.- Они сказали, что меня им посоветовал Моргрим.

- А раньше этого сказать было недосуг?- недовольно проворчал Баэльт.

- Вы мне сломали стол, разбросали записи и едва не уничтожили смысл моей жизни. Я бы предпочёл не видеть здесь вас сегодня. Так что никто не получает того, что хочет.

- Верно,- легко кивнул Баэльт, разворачиваясь.- Удачи, Купер. Доведи до ума свои опыты и сваливай из Веспрема.

Ведь ты, демоны раздери, похож на меня, мрачно подумал Баэльт, продираясь через коридор к выходу.

Ему нужно было переговорить с Моргримом Железные Руки.

Глава 23

Трущобы Маякового Языка давили на Баэльта.

Нигде в городе не было таких убогих лачуг и хибар, как здесь. Нигде не жили такие жалкие отщепенцы, как здесь. Всё здесь кричало об упадке – от оборванных, грязных и безумных жителей до мест их обитания. Угловатые, уродливые здания свисали с двух сторон скального языка, грозясь упасть прямо бушующие волны.

Лучше бы упали, устало подумал Баэльт, лавируя между покосившимися кучами мусора. Которые кто- то называл «домом».

Усугубляло зрелище и то, что не шёл дождь. А без дождя Веспрем становился совсем другим. И в такие дни горожане становились непривычно злыми и беспокойными. Самое проблемное для юстициаров и стражи время - три- четыре недели лета. Тусклое солнце в эти дни касалось каждой неприглядной детали Веспрема, и все вокруг будто бы сходили с ума.

Неудивительно, что все веспремцы рано или поздно начинали любить дождь. В дождь всё выглядит не так паршиво. В дождь как- то спокойнее.

Перед Старым Маяком расположилось пятеро. Три человека, два аргринга. Обвешанные оружием и угрюмые, они расположились под навесом и играли в кости.

Когда Баэльт приблизился к ним,один из аргрингов приветственно кивнул.

- Мрачноглаз. Железные Руки ждёт тебя наверху,- он указал куда- то наверх маяка.

Баэльт благодарно кивнул и дотронулся до перевязи с ножнами.

- Оставь, всё равно бесполезно отнимать,- позволил аргринг, открывая перед Баэльтом дверь.

Подъём на маяк оказался ещё одним неприятным штрихом дня. Скользкую крутую лестницу, в которой иногда отсутствовали ступеньки, явно проектировал опытный палач.

«Впрочем, маяку уже столько лет. Неудивительно, что что- то внутри обветшало- развалилось. Гораздо удивительнее то, что он вообще ещё не развалился!»

Дверь возникла из полумрака неожиданно, и Баэльт едва не врезался в неё.

- Боги, как тут много- то света,- проговорил он, шаря рукой в поисках дверной ручки.- Аж глаза- то слепит. Просто не могу.

Наконец, он открыл дверь, и по только привыкшим к темноте глазам ударило белизной погожего дня.

Тут же его овеял холодный, колючий ветер. Но что- то в этом ветре было странно.

Он пах… Только морем. Никаких запахов дыма или мусора.

- Тут свежо, правда?- голос Моргрима неприятно вклинился в шум волн.

Баэльт заслонил глаза от света рукой и перевёл взгляд на силуэт Моргрима, проступивший из белизны.

Железные Руки стоял у парапета, любуясь пейзажем города. Если вид этой огромной, дымящейся помойки можно было назвать пейзажем.

- Рисуешь?- поинтересовался Баэльт, кивком указывая на мольберт.

- Нет, знаешь, притащил его сюда, чтобы дополнял вид,- фыркнул Моргрим, аккуратно нанося пару мазков.- И не смей подходить. Мой шедевр ещё не завершён. Лучше пока посмотри на сам город.

Баэльт, глубоко вдыхая свежий морской воздух, повернулся к городу.

Да, со старого маяка он выглядел лучше, чем изнутри. Но всё ещё выглядел отвратительно. Веспрем врезался огромным чёрным пятном в зелёные холмы побережья. Огромный, мрачный лабиринт крыш. Дымящий и шумный. Сползающий тысячами домов с гигантского холма, выплёскивающийся за Внешнюю стену и затопляющий соседние холмы и луга.

Даже отсюда видно мельтешение маленьких точек- людей. Лишь Высокий Город за Второй Стеной и Торговые Палаты не подавали признаков жизни.

«Конечно, вряд ли эти богатые кровопийцы рискнут выйти на солнечный свет!»

- Да. Впечатляющее зрелище,- проговорил Баэльт.- Это как смотреть на чью- то медленную смерть. Хотя, почему как?

- Ты стал слишком разговорчив, Мрачноглаз,- Моргрим нахмурился, старательно выводя что- то на холсте.- Мне это не нравится.

- Жаль,- кивнул Баэльт, осторожно обходя фэйне и глядя на холст. Одного взгляда хватило, чтобы его брови поползли вверх.

Конечно, он не был ценителем высоких искусств, но был уверен, что Торговые Палаты на картине Моргрима… Несколько не соответствовали своему прототипу.

- Твои картины всегда такие необычные?- на последнем слове Баэльт слегка приподнял уголок рта.

Моргрима, кажется, совсем не задело это замечание. Он лишь продолжил рисовать, а затем пожал плечами и тихо проговорил под грохот волн:

- Ты знаешь, что стало с последним человеком, который крайне нетактично намекнул мне на мою бесталанность?

- Нет.

- Им кормили собак. Неделю.

Баэльт равнодушно пожал плечами, проходя мимо Моргрима к парапету и опираясь на него. Внизу бушевало море, и ветер щедро кидал в лицо брызги воды.

- Неделю? Наверное, это те самые, западные собаки, да? Которых у дам теперь модно носить на руках? Такие маленькие, с огромными глазами и большими ушами? Пугливые такие?

- Нет,- Моргрим слегка усмехнулся.- Надо же. Сарказм и ирония от тебя. В последнее время ты стал кладезем неожиданностей. Объявил охоту на Рина, всерьёз занимаешься своей работой. Поменял шляпу и плащ на этот наряд,- Баэльт скривился и окинул недовольным взглядом свою куртку с капюшоном.- Неужели надоели старые одёжки?

- Рин будет искать меня. Если ещё не ищет.

- И простое переодевание его обманет,- Моргрим с насмешкой цокнул языком.- Ну- ну. А я ещё слышал, ты даже пить бросил.

- Последнее – гнусная клевета,- невнятно проговорил Баэльт, запаливая веточку плакта.

Когда он спрятал огниво и кремень, его дрожащие руки сразу же впились в железный парапет. Ему всегда было неспокойно, когда Моргрим был рядом.

- Боишься высоты, Мрачноглаз?- усмехнулся Железные Руки.

- Странно не бояться высоты,- пробормотал Баэльт. Пусть уж этот недохудожник думает так, чем заподозрит страх перед собой.

- Ничего, привыкнешь. Главное, не блевани. Это, знаешь ли, портит творческий настрой.

Баэльт слабо кивнул и вдохнул дым плакта.

С трудом пересилив себя, он чуть- чуть выглянул из- за парапета.

Далеко внизу с рокотом и рёвом волны расшибались о скалы. Прикинув высоту, Баэльт вздрогнул.

- Замёрз?- хохотнул Железные Руки.

- Твоё нездоровое внимание ко мне меня пугает,- буркнул Баэльт, вновь поворачиваясь к Моргриму. Тот самозабвенно рисовал, чуть высунув язык.

На полотне прибавилось деталей. Контуры крыш домов, зелень лугов и холмов за стенами и…

- Это ещё кто?- спросил Баэльт, раздражённо тыкая пальцем в какое- то маленькое чудовище с огромной шляпой и в чёрном плаще, что выглядывало из- за угла холста.- Я? За что, Моргрим?

- Потому что я могу,- фыркнул фэйне, добавляя острые зубы на морду чудовища.- Как по мне, так жуть похож.