После дождя (СИ), стр. 35

На самом- то деле, с отвращением к себе подумал Бэальт, так было бы лучше для всех. Её несчастная жизнь закончилась бы, она прекратила бы страдать.

А он смог вновь стать самим собой. Страдания – удел разумных и прочие и прочие – так, Алан?

- Не говори глупостей,- проговорил он, поднимаясь.- Тебе помочь?

- Помочь?- она слегка хихикнула, проходя мимо.- Нет уж, спасибо. Умудрись не распугать посетителей. Я пойду готовить завтрак. Ты что будешь?

- То же, что и ты.

- Потом чтобы не жаловался!

- Не буду. У тебя есть яд? Крысы сами собой не выведутся.

- Великий отравитель,- снова хихикнула Каэрта. Почти исчезнув в дверном проёме кухни, она обернулась.

Её улыбка обдало его сердце таким потоком тепла, что он не выдержал и улыбнулся в ответ.

- Ты даже представить себе не можешь, насколько я тебя люблю,- прошептала она, щурясь в столько редких для Веспрема лучах рассветного солнца.

- Я тоже тебя люблю,- солгал он.

Однако в это утро он не был уверен сам, врал он или нет.

Может, трёх дней ему будет мало?

Вспомнив о синем журнале, что остался во внутреннем кармане плаща, он тяжело вздохнул.

Нет.Три дня – это целая бездна времени, за которую Эрнест у него потом спросит.

Но спросит через три дня. А пока – он здесь. В своём доме. Со своей женщиной.

Тряся отбитой рукой, он направился к входу в подвал.

Глава 14

Просторные коридоры Торговых Палат казались другим миром по сравнению с Веспремом. Белизна мрамора, приятная прохлада, множество фресок и картин – всё это было чужим. Неуютным.

Потому Баэльт и смотрел в окно вниз, на город.

Вид грязных улиц, мокрых крыш и сотен огней напоминал ему, что он всё ещё в Веспреме. Осознание этого не особо радовало, но, по крайней мере, успокаивало.

Там, внизу, бушевали дождь и шторм. Было демонски холодно и мокро.

А тут было всего лишь прохладно. Но чуждо и одиноко. И Баэльт предпочёл бы быть сейчас там, внизу, в городе.

Ему никогда не нравились Торговые Палаты. Скорее замок богатого лорда, чем скромное обиталище наместников города. Всё здание было настолько вычурно и величественно, что казалось какой- то тонкой насмешкой.

Вопрос – кого и над кем?

Баэльт недовольно дёрнул щекой и отвернулся от окна. Какие же глупые мысли лезут, когда в желудок полон. Зря он поел перед выходом.

Далёкий стук шагов заставил Баэльта напрячься.

- …пришли ко мне, требую сокращения рабочего дня!- эхо донесло до юстициара голос, и он выпрямился.

Стук шагов пару мгновений разносился гулким эхом, а затем из- за поворота показалась галдящая группка людей.

Кто- то был одет пестрее, чем шуты, кто- то источал строгость и был одет в неброские наряды. Воздух пополам с шагами наполнился громким стуком тростей по мраморному полу.

- Да, ко мне недавно тоже приходили ткачи. Требовали повышения платы. Сказали, что не хотят получать плату в серебре.

- И что сделал?

- Разогнал к демонам. Три дня не выходили на работу – а на четвёртый вышли.

- Так с ними и надо!

Баэльт вперился пристальным взглядом в проходящих мимо людей. Пять, восемь, двенадцать… Ага, двенадцать. Тогда всё, эти последние из двадцати трёх.

Все тут.

А Эрнеста всё нет и нет.

Как они прошли мимо него, хохоча над какой- то шуткой, Мрачноглаз сразу же отник от стены и бросил быстрый взгляд в сторону коридора, из которого они появились.

Однако никто не следовал за ними, как он надеялся.

Проклятье. Эрнест велел ему ожидать за полчаса до начала Торгового Совета. И Баэльт явился сюда на грёбаные полчаса раньше. Все цехмейстеры явились. А самого Торгового Судьи до сих пор нет.

Всё нет и нет, демоны раздерите его!

Почему всё всегда идёт наперекосяк?!

Баэльт с трудом удержался от того, чтобы сплюнуть. Потом посмотрел вслед удаляющимся цехмейстерам, что направлялись в сторону высоких дверей. Посмотрел в ту сторону, откуда они пришли. Опустил взгляд на синий журнал Альвика, о котором ему нужно будет отчитаться перед Торговым Советом.

И с удовольствием плюнул в вазу, что стояла рядом.

- Плеваться в обители моей власти? Не очень- то вежливо,- проговорил знакомый голос откуда- то сбоку. Баэльт резко крутанулся на месте и нахмурился.

Эрнест вышел прямо из- за большого гобелена, за которым виднелась лестница. Постукивая золочёной тростью, он подошёл к Баэльту и впихнул ему в руки свой мокрый плащ.

- Вы опоздали,- заметил Баэльт, хмурясь на плащ.

- Ты демонски наблюдателен,- улыбнулся Эрнест.- Опаздывая, я напоминаю им, кто тут хозяин. Уверен, им было чем себя развлечь.

- Угум,- хмыкнул Баэльт, с раздражениям глядя на мокрый плащ.- А что с плащом делать- то?

Эрнест удобнее перехватил трость и удивлённо уставился на Баэльта.

- Попробуй его нести.

Ярость сдавила горло и заставила Мрачноглаза сощуриться.

- Я юстициар. Не вешалка,- прохрипел он.

- Мрачноглаз,- Эрнест нахмурился.- Ты – тот, кем я захочу тебя видеть. Сегодня ты – вешалка. И, надо заметить, довольно говорливая. Смотри, как бы я не нашёл никого получше на эту роль.

Баэльт почувствовал, как его щека гневно дёргается. Старый ублюдок.

- Расслабься,- посоветовал Эрнест.- Это ненадолго. И сними, наконец, проклятую шляпу.

Баэльта с радостью швырнул бы ему обратно плащ. С радостью выбросил бы его в окно.

Однако сейчас он молча следовал за ним, неся на сгибе одной руки мокрый плащ, а в другой сжимая шляпу.

Не стоит повторять ошибок прошлого и терять всё ради глупых принципов.

К тому же, кому нужны эти принципы? Кому от них польза? Если он потерпит, он сможет принести реальную пользу своему городу.

Громкий гул Торгового Совета затих, как только стук трости Эрнеста рассёк воздух.

- Добрый день, господа!- громко проговорил Торговый Судья, подкидывая трость и ловко ловя её. Ответом ему послужил громкий приветственный гул:

- Добрый!

- Рады видеть!

Эрнест пару раз приветственно кивнул, следуя к своему месту во главе стола. Голоса вновь затихли в ожидании, цехмейстеры и гильдмастера принимали серьёзный вид. Парочка юстициаров в чёрных плащах мрачно прохаживались по залу, громко чеканя шаг по мраморному полу.

Одежда Торгового Судьи тихо прошуршала в тишине, когда он опустился в высокое кресло. Мрачноглаз, не найдя себе свободного места, покачал головой и медленной походкой направился к окну.

- Итак,- хлопнул в руки Эрнест, пока Баэльт прислонялся к подоконнику.- Сегодня у нас много дел, и я хочу покончить с ними быстрее! Во- первых, нужно обсудить парочку неприятных вещей. В частности, я говорю о войне нашего сиятельного короля с городами Вестории. Понимаете ли…

Баэльт зевнул, не скрываясь. Пока выступает не он, весь этот балаган ничего для него не значит.

Он обвёл скучающим взглядом рассевшихся за длинным столом. Его единственный глаз вылавливал знакомые лица тут и там. Грустный Малькорн сидел в окружении строго одетых людей. Гус был окружён пёстрыми алхимиками. Мелькнуло лицо Гири.

А там прохаживается сам Городской Юстициарий.

Фервен смотрел ровно на него, не слушая Эрнеста и прохаживаясь вдоль стены. Отвратительно обожжённое лицо, оплавившееся и гротескное, не выражало никаких эмоций.

Но наверняка он зол.

Каково это, Фервен, обожжённый мудила? Ты меня выгнал – и вот он я, снова тут! Стою за спиной того, кто может уничтожить тебя щелчком пальцев.

- …И король решил, что эту сумму ему предоставят города, обладающие Торговым правом,- продолжал Эрнест, глядя в потолок.- Более того, поскольку Веспрем до сих пор оставался самым богатым и большим городом,- тихий гордый шепоток,- то на нас возложена основная тяжесть снабжения его величества всем необходимым для его… Войны.

Недовольный гул поднялся на пару мгновений. Но, как только Эрнест недовольно поднял руку, все тут же утихли.