После дождя (СИ), стр. 116

- Которого из?- усмехнулся Мурмин, протягивая руку к запечатанному пакету.- У нас королевство полнится претендентами, знаешь ли.

- Разумеется, того, кто против нашего претендента,- пожал плечами Херельде.- Мне с каждым днём всё больше и больше импонирует Гроссе.

- Чем же?- Мурмин даже не пытался скрыть ехидцу.

- Ну… Он вполне сможет добиться победы в войне, а это уже немало. Народ и солдаты любят его. Его прадед был обычным свободным человеком, заслужившим лордство на полях сражений. Он довольно богат. В конце концов, не выбирать же Лестречче или того, кого выберет Совет регентов! Лестречче – вор, и вор огромных масштабов. Он разграбит королевство и исчезнет.

- А вариант Совета регентов?

- Ха! Совету регентов хочется найти кого- нибудь с хотя бы каплей крови Элетто. А это – ненаглядный король Пресены. Я, конечно, не националист, но… Серьёзно? Пресенец на троне Лепорты? Не при мне! Так что Гроссе – лучший кандидат.

- А ещё им легче управлять.

- Да,- неожиданно легко согласился капитан.- И это хорошо. Идеальное управление – это когда в управление не лезут народ и король. Тогда к управлению страной приходят люди, действительно для этого созданные.

- Вроде тебя.

- Или тебя. Из нас бы вышли неплохие советники короля, не находишь? Как видишь, пока что наше сотрудничество дало свои плоды. Я поддержал твою игру, ты – мою. Так что я не вижу пока причин прекращать наш союз.

Мурмин кивнул. Да, Херельде действительно быстро стал его незаменимым союзником. Более того – союзником нисколько не раздражающим, не пытающимся заткнуть тебя подальше, присвоить все заслуги и…

Нидринг встряхнул головой, отгоняя мысли.

Его больше тут нет. И не будет. Он исчез, как Мурмин ему и приказал.

Первый его приказ.

- Так что, Мурмин?- капитан перевёл взгляд синих глаз на нидринга.- Поддержим и этот обман?

- Знаешь, как у нас называют завравшихся?

- Не знаю. Но у нас их называют политиками.

- Зараза,- усмехнулся Мурмин.- Ну ладно. Ладно. Пусть будет Гроссе. Что ты ещё там хотел?

- Во- первых, напомнить тебе – через час тебя ждёт брадобрей. Во- вторых, я бы хотел напомнить тебе о… Недостатках средств.

- Казна будет найдена,- заверил Мурмин, хмурясь.- Эрнест не успел её вывезти. Она где- то в городе.

- Ты говоришь об этом так уверенно, что мне начинает казаться, будто бы ты знаешь больше об этом, чем говоришь…

- Да нет. Просто логика,- просто он привязал трупы бывшего Старшего Юстициария и бывшего Торгового Судьи к металлическим ящикам с не самой малой частью всех денег Веспрема и вышвырнул в море. Ничего более.- Вскоре деньги найдутся, уверяю тебя.

- Было бы очень неплохо.

- Это да,- надо срочно нанять ныряльщиков… Срочно…

- В таком случае, мои дела на сегодня закончены,- Херельде неповоротливо поднялся.- Нам нужны деньги, Мурмин. Гроссе, восстановительные работы, плата Вильё, в конце- то концов!

- Я знаю. Деньги будут. И скоро.

Когда дверь хлопнула и за главой охраны Мурмина, Торговый Судья медленно встал и потянулся.

Проклятье. Как же быстро всё вокруг меняется. Прошло лишь две недели – а ему кажется, что всё всегда так и было. Он всегда носил золотую цепь. К нему всегда почтительно обращались. У него всегда были деньги. Он всегда презирал алкоголь.

Как же всё странно…

Позапрошлой ночью он возвращался с позднего приёма у Гроссе. Возвращался в сопровождении двух стражников. И на всём пути он не видел ни одного нищего, ни одного попрошайку, ни одного вора. А те, кого он встретил, вежливо раскланивались или интересовались о здоровье.

Вероятно, кого- то должно было волновать, что в войске Лепорты сейчас находится почти три полка худших отбросов городской жизни Веспрема.

Кого- то и волновало. Но не Мурмина. Его город оживал.

И он ожил. Чувствовал, что делает правильные дела. Полезные и хорошие. Он внимательно читал донесения юстициаров, внимательно прислушивался к разговорам. Его одобряли. И это вдохновляло его.

Как и его новая жена. Вельтаре Малькорн. Красавица и умница. Тяжело пережившая утрату отца, похищение орлами и всё то, что произошло с городом, она не растеряла чуткости и доброты. Всё равно находила силы поддерживать его. Находила силы улыбаться.

И благодаря этому он находил силы на всё. На город. На людей. На то, чтобы вечером являться домой, целовать её и болтать без умолку до самой ночи. На то, чтобы смириться с мыслью о том, что у него появились дом и семья.

На то, чтобы раз в неделю навещать Эвета в юстициарском приюте. Парень отлично там прижился. И это радовало Мурмина. И как и всё вокруг.

Когда он вышел на балкон, его обдало холодным воздухом. Нидринг вздохнул полной грудью и, опираясь на парапет, бросил взгляд вниз.

Крыши Веспрема заливало солнце. Холодное, тусклое, редко выглядывающее из- за облаков – но хоть какое. Тут и там среди лабиринтов- коридоров улиц попадались тёмные пятна.

Ничего. Скоро эти раны будут залечены. Скоро на месте сожжённого и разрушенного мы построим новое.

А люди внизу продолжали гудеть и идти по улицам. Крики, стук, грохот, звон, лязг, смех, скрип – звуки городской жизни окутывали его. А следом ушей касался грохот волн, доносящийся снизу.

Жужжащие пчёлы в грохочущем улье, приносящие звонкий мёд. Он не будет мешать им работать, не будет новым пауком в центре паутины. Нет.

Он знал своё место.

Мурмин поднял взгляд слезящихся на предзимнем холоде глаз к небу.

Надо же. Сколько раз веспремцы недоверчиво говорили, что жить станет лучше после дождя. И вот – дождь закончился.

Вздохнув, нидринг перевёл взгляд на серо- зелёную полосу моря.

- Жаль, что ты лишился права увидеть всё это…- прошептал он, глядя на заходящие в гавань корабли.- И ещё более жаль, что лишил этого права её.

Золотая цепь на мгновение стала невыносима тяжёлой, а мир вокруг – невыносимо серым.

В следующий же миг всё пошло как обычно.

Он жил дальше.

А его лучший друг и его любимая – нет.

Глава 46

Эпилог

Руки дрожали, когда он запаливал прутик плакта.

От холода ли? Баэльт не знал. Конечно, в море в такое время года было действительно холодно. Ледяные брызги, промозглый ветер, всё такое.

Но он не чувствовал холода. Вперёдсмотрящий моряк рядом дрожал под утеплённым плащом – а ему, Баэльту, холодно не было.

По крайней мере, он этого не чувствовал.

Море было подозрительно спокойным, и в чёрной воде отражались лампадки звёзд. Полная луна то и дело выныривала из- за облаков, но сразу же пряталась. Волны плескались о дерево обшивки и шуршали в темноте.

Благодать и спокойствие, наверное…

Баэльт затянулся и выпустил струю дыма в ночное небо. Посмотрел на тусклый силуэт луны, проглядывающийся из- за облаков. И нахмурился.

Расслабленность, приходящая после пары затяжек, почему- то не приносила облегчения. Лишь туман в голове – и всё.

В стук воды о борт корабля вклинились мягкие шаги за спиной у Баэльта.

Может, кто- то из беженцев, узнавший его? Хочет вернуть старый долг в виде удара под рёбра?

Ну и пусть. Так будет лучше всего. Главное, чтобы не промахнулся.

- Тоже не спишь, да?- чья- то фигура оперлась о бортик рядом с ним и уставилась в ночную даль.

- Ты.

- Я,- ответил Тавер, мрачно кивая.- Ожидал увидеть знакомые лица. Но не настолько. Неужто и ты решил покинуть Веспрем?

- А на что это похоже?- безразлично вопросил Баэльт.

- Действительно, на что… Почему ты уплыл?

- Потому что,- ему не хотелось говорить об этом. Или о чём- то другом.

- Личное? Понимаю… Можно мне закурить?

Баэльт молча протянул ему прутик.

- По какую сторону баррикад ты стоял?- отстранённо спросил он, протягивая прутик плакта келморцу. Тот пожал плечами.

- А какая разница?

- Да никакой,- согласился Баэльт.

Некоторое время они в тишине смотрели на море и курили.