После дождя (СИ), стр. 104

Пламя взвилось высоко в небо, осветив на бесконечно долгое мгновение всё вокруг. Каждый на Площади оторопело замолчал и уставился на огромный огненный столб на месте холме Торговых Палат. А затем уши каждого кинжалом пронзил ужасающий треск- грохот, как будто бы кто- то огромный хлопнул в ладоши.

Пока Тавер хлопал глазами и пытался прийти в себя, рядом с ним что- то хлопнулось.

Камень, тупо осознал он.

В следующий миг на толпу градом посыпались камни. Небольшие, похожие скорее на щебёнку и больно жалящие.

И крупные, заставляющие кого- то схватиться за голову, а кого- то упасть с вмятым черепом.

Толпа забилась безумным зверем, вытягиваясь к холму. Каждый пришёл в движение, каждый исступленно ревел.

И Малькорн тоже. Его писк растворялся в толпе, но был всё же едва различим.

- Не дайте им штурмовать! Не дайте им…

Рин, вскочив, обнажил меч и указал им на Торговые Палаты.

- На шту- урм!- взревел убийца, и Тавер судорожно вздохнул.

Кажется, война снова плюёт на общие планы.

Глава 41

Высокий, пронзительный писк заполнил череп изнутри.

Сквозь этот писк были слышны какие- то другие звуки, но…

Боги, почему так болит голова?..

Баэльт, цепляясь за стену, попытался встать. Скрежетнул зубами, когда нога полыхнула болью. Напрягся, когда желудок запротестовал.

А затем он встал и привалился к стене, ошалело оглядываясь.

Всё было скрыто в клубах пыли.

Торговый Судья сделал шаг вперёд и пошатнулся. Рядом упал кусок мрамора с потолка.

Он сделал ещё шаг и споткнулся о чьё- то тело.

Стражник. Броня на груди вмята куском мрамора. Правая часть лица отсутствует.

Сапоги скользили по мраморной крошке и крови.

Тела. Всюду тела.

Некоторые поднимались в оглушительном писке, что раскалывал мир. Некоторые. Совсем немногие.

Шаг. Ещё шаг. Демонская боль в ноге. Шаг.

Впереди, в дыму и пыли, кто- то дёргался.

Дерутся. Да. Там дерутся… А почему дерутся?..

А в следующий миг мир вокруг вновь пошёл своим чередом. Высокий писк сменился рёвом, плачем, визгом и грохотом. Голову прошило болью, и Мрачноглаз тихо застонал.

- Лекаря! Лекаря!- захлёбывался кто- то криком.

Лекаря… Нет, он не лекарь, он…

Где он? Что тут…

Из дыма по ушам резанул боевой клич, и он резко обернулся.

Топор в руке здоровяка уже был занесён для широкого удара.

Серая тень метнулась справа, сминая здоровяка. Баэльт, подняв меч и подавив постыдный визг, отошёл на два шага вперёд.

Крелиат с рёвом опрокинул оборванца и быстрым ударом пригвоздил его к полу.

- Они прорвались!- рявкнул наёмник, выдёргивая меч и нанося рубящий удар в дым.- Назад, парни, назад!

- Они идут!- истошный, высокий визг откуда- то справа, где белый камень обрывался в ночное небо.

- К второй баррикаде!- меч Крелиата, оставив шлейф крови, откинул в дым ещё одного оборванца.- Живее! Они пока жмутся, но скоро попрут так, что мать моя Сестра!

Баэльт, ошалело качнув головой, развернулся и зашагал в сторону второй баррикады. Один из немногих, кому повезло уцелеть при взрыве.

Хельт. Проклятый хельт…

- Да быстрее же, чего ты тащишься, как… О, прошу прощения, господин Судья,- Крелиат бодро проскочил мимо, а затем поднял взгляд вверх.- Арбалетчики, не спать! Не спать! Хреначьте в дым – кого- нибудь точно подстрелите! И, ради всех богов, раздобудьте луки, их не надо так долго перезаряжать! Арбалеты против толпы?! Серьёзно?!

А он прирождённый командир…

Не то что я. Демоны.

Всё снова не так, как должно быть… Не так… Совсем не…

Сзади нарастал исступлённый рёв, к которому добавился грохот стали.

- Да быстрее же, быстрее!- взвыл Крелиат, отскакивая спиной вперёд.- Я не буду вечно прикрывать вам спину!

- А я и не прошу,- прорычал Баэльт, ускоряясь. Ногу жгло калёным железом, однако боль прочищала мозги.- Крикни, чтобы копейщики стали вперёд.

- Они и так там стоят, если у них есть хоть чутка мозгов,- с оскалом заверил Крелиат.- Ну быстрее, демоны раздери вас! Я понимаю, что человеку вроде вас не пристало бегать, но…

Баэльт его уже не слушал. Он изучал бледные лица защитников второй баррикады.

Страх. Ошеломление. Нерешительность. Мягкие люди, облачённые в твёрдую сталь.

- Держаться до последнего!- прорычал Баэльт, перелезая через баррикаду. Боги, как же болит нога…- Бейтесь до последнего!

- На кой ляд?!- раздалось сзади, и Баэльт похолодел.

Действительно. Зачем им это всё?..

- А на такой,- рядом Крелиат молодецки перемахнул через баррикаду, заставив людей отшатнуться и дать ему место.- На такой ляд! Захлопни пасть и встань в строй!

- Ты мне не командир, шлюха с мечом!

- А я – командир!- голос капитана Бродлес, мощный и жестокий.- Так что захлопни пасть и встань в строй! Ты приносил присягу Торговому Совету – вот и держи её!

- Так точно!

- Идут!- крикнул кто- то с балкона.

С воплем из дыма вырвались пару человек, бессмысленно размахивая перед собой оружием. Баэльт напрягся и поднял меч повыше, часто дыша.

Давайте…

- Не стрелять!- взревел Крелиат, выставляя меч.- Не стрелять там!

Когда пятеро голодранцев с оружием в руках добрались до баррикады, всё закончилось, не успев начаться.

Слаженные тычки копей. Всхлип- визг. Пять трупов.

- Отлично!- прорычал Крелиат.- Отлично! Вот так и надо! Вперёд- назад! Как со шлюхой – только приятнее!

- Так держать!- прохрипел Баэльт. Ему, наверняка, стоит говорить хоть что- то...

Вокруг стражи поднимался низкий рык. Торговый Судья оглядывался.

Лица, искажённые и искривленные в ярости. Раздувающиеся ноздри, скрежещущие зубы. Частокол копией. Лес мечей. Жажда насилия и крови обволокла всю толпу стражников, что сгрудились в широком коридоре.

- Идите сюда, паскуды!- проревел кто- то рядом.

- Да! Сюда!

- У меня для вас копьё!

Однако никто больше не шёл. Лишь дым горящей первой баррикады клубился в коридоре. И крики за ними.

- Эй, там!- раздался из- за чёрной завесы знакомый голос.

Рин.

- Бросайте оружие – и мы выпустим вас живыми! Слышите? Мы…

Что- то тихо свистнуло, и в дым влетел болт. Раздался истошный визг боли.

- Вы выбрали!- крикнул Рин.- Вперёд, бейте!

Дым взорвался тёмными силуэтами.

- Залп!

Несколько бегущих споткнулись и упали.

Под ноги прущим за ними.

Безумные лица с выпученными глазами. Море улюлюкающий, раззявленных беззубых ртов.

Толчея. Стадо, которое гонят на баррикаду.

На убой.

- Бей- убивай!- вопль Крелиата взвился ввысь и смешался с рёвом нападающих.

Копейщики слитно сделали шаг вперёд – копья слитным движением вонзились в тело атакующей толпы. Визг и вопли смешались в какофонию.

Баэльт без замаха полоснул мечом по перекошенному рылу человека, пытающегося перебраться через баррикаду. Но, не успел труп завалиться назад, как на его месте появился новый.

Чьё- то копьё воткнулось ему в шею и опрокинуло обратно, в людское море.

- Отойдите, здесь от вас толку…- чья- то рука схватила его за плечо и отпихнула во второй ряд.

Крелиат тут же занял его место и с хриплым воем принялся сбивать наступающих.

Людское море. Волнующееся море стали и кипящей крови.

- Сдохни, сука!- стражник перед Баэльтом ударом булавы вмял голову плешивого старика.

- Умри!- копейшик справа, брызжа слюной, ткнул копьём в живот девчушке побитого вида.

И он сомневался, что эти люди будут проливать кровь?..

- Сомкнитесь!- Крелиат рубил направо и налево. Он что, улыбается?..- Щитоносцы! Где проклятые щитоносцы?! Я не помню, чтобы отправлял кого- то за вином! А это единственное возможное оправдание!

Кто- то отпихнул Баэльта в сторону, затем ещё…

Он так и не понял, как шумящая и орущая толпа выплюнула в коридор.

Тут, в окружении нервничающих стражников, на бочке стоял лейтенант Бродлес. Лицо было нахмурено, руки сложены на груди.